Статьи: СТИВ ПЭКСТОН «Падение за Ньютоном»

Статьи: СТИВ ПЭКСТОН «Падение за Ньютоном»

Транскрипт фильма, перевела Маша Матвеева
Кусочек фильма можно увидеть здесь, полностью — спрашивайте у КИ-товарищей.

Когда яблоко упало на голову Ньютону, ему пришло в голову описать свои три закона движения.

Они стали базой наших представлений о физике. Пытаясь быть объективным, Ньютон не сосредотачивался на чувствах яблока. Когда наша масса находится в движении, мы выходим за пределы постоянной силы притяжения, двигаясь к покачивающему и кружащему приглашению центробежной силы.

Танцоры играют и управляют этими силами.

Выходя за пределы третьего закона Ньютона, мы понимаем, что на каждое действие приходится несколько равных и разнонаправленных реакций. Вот где заложена возможность импровизации.

Посмотрим на перформанс по КИ, движение в дуэте. Эта пленка запечатлела огромный скачок в 11 лет практики, где Нэнси Старк Смит, от ее первого знакомства с этой формой в 1972 году, когда я работал над этим, и это было ново, до моментов, выбранных из последующих лет, когда она танцевала со мной, Стивом Пэкстоном, и другими.

Нэнси работает сольно, проверяя свое движение, играя с силой притяжения и полом, которые в этом упражнении не принимаются за данность, а рассматриваются как постоянные партнеры.

Она не направляет себя — она начинает двигаться и позволяет движению случиться, находя способы справиться с инерцией и силой притяжеия.

Тогда в 1976 году, Нэнси и ее партнер Курт Сиддалл движутся и следят за точкой соприкосновения, и как движется она — это становится базовым фокусом их импровизации. В игре, когда ты ведешь или тебя ведут, невозможно предугадать некоторые моменты, но возможно узнать пространство, в котором они случаются — притяжение, центробежная сила, поддержка и подчинение.

Прикосновение человека объединяет силы, действующие на тело, с ощущениями, которые оно пробуждает в теле. Это взаимодействие позволяет гармонизировать все части их тел.

4 года назад они не экспериментировали так смело. В первом перформансе по Контактной Импровизации они пытались привыкнуть двигаться от прикосновения. Прочувствовав свой путь, они обозначают формы, и рассказывают о себе и своем восприятии.

Перформанс, который привлек Нэнси к этой форме танца, назывался Магнезиум и был исследованием, требующим большого количества энергии. Я сделал Магнезиум для группы мужчин в Колледже Оберлина в 1972 году и в нем исследовал возвратное качество прикосновения, с инерцией, падением, качением и столкновением.

Магнезиум заканчивается тем, что участники стоят пять минут, чтобы понять отличие в масштабе движения. Стоять не двигаясь — фактически не означает «полностью не двигаясь». Баланс на обеих ногах демонстрирует телу танцора, что оно всегда движется под действием силы притяжения. Наблюдение за тем, как тело постоянно подстраивается, чтобы не упасть, успокаивает само существо. Это медитация. Это наблюдение рефлексов в работе, осознание того, что они очень тонкие и зависимые — а не просто экстренные меры.

Стояние становится одной из наших дисциплин, сознание внимательно наблюдает за настоящим моментом в теле. Это простое упражнение было подготовкой для сложных взаимодействий, которые бы выполнялись с партнером, например подбросить и поймать партнера. Практики, которые требовали бы немедленного реагирования и погружали бы нас в состояния стресса.

В начале, наблюдалось два сценария — попытаться следовать в потоке взаимодействия или сопротивляться ему. Каждый танец — это серия принятых здесь и сейчас решений. И они действительно принимаются на месте. Мягкая кожа быстро улавливает точки контакта, сигнализирует танцорам о том, где они находятся, и ориентирует их к своим партнерам и полу.

Их представления растягиваются. Адреналин повышен. Внутри их сознания ощущения многих прикосновений и постоянно изменяющихся отношений сливаются в постоянно движущиеся массы, что создает логику, доступную только в сердце танца. Логику, такую же надежную, как ту, когда стоишь сам по себе и наблюдаешь рефлексивный танец своего тела.

Большая инерция приносит новые области риска. Чтобы развить этот аспект формы, мы должны были выжить в нем. Необходимая поддержка от подсознательных рефлексивных частей мозга наиболее ощутима, когда сознание не боится. Спокойствие стояния переносится на падение.

Существуют угрозы; одна из них — продумывание наперед. Действия тела в условиях выживания гораздо быстрее, чем мысли.

Полезно перепрограммировать свои рефлексы, чтобы удлинить конечности, а не сокращать их во время падения. Во премя этого очень дезориентирующего падения. Руки Нэнси страхуют ее спину, и это распределяет воздействие на большую территорию.

Она не прекращает движения. Это помогает распределить воздействие на более длительное время. Она не кажется обеспокоенной.

Немного перенесемся во времени — мы смотрим на наш с Нэнси первый дуэт, где мы танцевали быстро — с жаждой достичь импульса. Для нее это было жестко и дизориентировало ее, но она была готова к этому.

Через год ощущение движения было более продолжительным, поток движения дольше. Было больше времени почувствовать, что происходило.

Во время контакта мы постоянно обращали внимания на наши рефлексы, которые стимулировались движениями друг друга. Наши рефлексы ведут нас, а это заставляет двигаться нашего партнера. Этот цикл обмена движениями непрерывен и формирует базу для диалога.

Когда физическая безопасность могла быть понята на более инстинктивном уровне, мы смогли играть со временем и тонкостями прикосновения. Фразы движения могли продолжаться неопределенно долгое время, потому что нам не надо было больше останавливаться и проверять ситуацию.

К 1978 году мы изучали движение тела уже шесть лет и начали искать способы изменения привычных паттернов. Изпользование музыки было одним из способов. Для этого перформанса играл Коллин Уолкотт включая различные звуки нашего движения в свои барабаны. Мы танцевали под его ритм, а он играл под наши.

Во время длинных соло, каждый из нас ожидает физического контакта в любой момент. Мы ждем момента решения, которое примет либо наш партнер, либо примем мы сами.

Со временем принципы понимания движения остаются теми же. Когда ощущения распространяются на сферическое пространство, а мышечная система учится отвечать на прикосновение в любой точке поверхности тела, любая точка может стать опорой для рычага и непрерывности.

Мы с Нэнси танцевали со многими другими партнерами с разным опытом и способностями. Каждый партнер ставил перед нами свои кинетические задачи, которые мы протанцовывали, добавляя новые элементы в суть работы, матрицу Контактной Импровизации.

Главный фокус обучения — перенастройка чувств. Это не только чувство прикосновения, которое следует расширить. Но все чувства должны стать достаточно эластичными, чтобы двигаться в кинесфере, чтобы принимать любую позицию, справлятьс с любым изменением в нагрузке.

Кажется, что родилось нечто похожее на два тела, движущиеся как одно под действием физических сил. Ньютон предложил концепции силы и их взаимодействия. В дополнение. Контакт работает с концепциями или образами, которые сначала являются ощущениями, затем чувствуются сознанием.

Каждый, кто танцевал Контактную Импровизацию учил своих партнеров своей вариации. Эта матрица распространяет информацию среди нас.

Будучи среди первого поколения людей, начавших изучать Контактную Импровизацию, Нэнси не только изучила, но и помогла определить ее в том направлении, в котором проходило ее обучение. Когда она начинала, никто не знал ни какое тело получится в результате практики, ни какие качества оно разовьет в себе.

Мы видели, какое первое событие в Контакте увидела Нэнси — Магнезиум. Это событие, вероятно, произвело на нее впечатление, которое, должно быть, изменилось в процессе развития дуэтной формы.

Мы видели физическое изменение Нэнси с ранних лет ее исследования и развитие ее исполнительского стиля. Просматривая в основном перформансы с ее участием, мы практически не наблюдали рутинной работы, но видели общественные форумы, на которых в большинстве своем и сформировалась Контактная Импровизация. Когда мы смотрим на развитие Нэнси за 11 лет, мы видим одну нить физически точной и сложной структуры Контактной Импровизации.

Важный аспект Контактной Импровизации — удовольствие от движения и удовольствие танцевать с кем-то в очень спонтанной манере. Это случается в рамках, которые рассматривают тело во всем его разнообразии, как главный фокус, от которого отталкивается разум. Принимая это во внимание, танец можно настроить на гораздо более точные взаимоотношения с физическими силами.